VKONTAKTE INSTAGRAM
07/12
2015

Мода на татуировку. Из старых газет и со старинных открыток.

Предлагаем взглянуть на заметки из российских газет начала 20 века и обзоры открыток с видами татуированных людей прошлого. Как видите, увлечение татуировкой присутствовало среди людей сто и более лет назад.

28 (15) декабря 1913 года «Брачная газета».

Среди газет и журналов.

Страсть к кокаину и эфиру, бывшая в большой «моде» в высшем обществе Парижа и Лондона, вытесняется в последнее время менее опасной, но по своему, не менее безобразной модой — татуировкой. Быть татуированным— считается шикарным, даже больше того — обязательным. Горячими сторонниками являются шведский король Оскар, греческая королева, герцог Иоркский и многие другие. За ними, конечно, тянутся разные короли и королевы больших и малых сцен, американские короли от промышленности и т.д.

Один американский миллиардер вытатуировал у себя на груди целый поезд, со станцией, пассажирами и т. д.

Татуировка принята самая разнообразная. Одни довольствуются каким-нибудь значком, буквами или бабочкой, но есть любители и более сложных украшений. Герцог Иоркский, напр., велел вытатуировать на своем теле зеленых и голубых змей, спускающихся от шеи к ногам.
Лучшим артистом этого дела считается американец Рулем, прозванный «татуировщиком королей и королем татуировщиков». Заказов у него так много, что работает он с утра до ночи. Оплачивается его работа превосходно, не менее 50 фр. за час. В зависимости от сложности рисунка и комбинаций красок цена повышается. Один шотландский граф предложил Рулею одиннадцать тысяч фр. за то, чтобы он изобразил на его груди копию известного портрета г-жи Тельгам Рейнольда.

Комментарий от нашего администратора А. Горского.

Пользуясь мировой Сетью, я решил «пошарить» на её просторах и проверить факты из старой газеты. «Брачная газета», ориентированная на объявления о знакомствах, выходила в Москве в 1906 - 1914 гг. Кроме этого там публиковались выдержки для интересного чтения из зарубежной прессы.

О том, что татуировки стали популярны в аристократической среде на рубеже 19-20 веков рассказывается в книге Виктора Барановского «Искусство татуировки», изданной в 2002 г. издательством «Славянский дом книги». В главе «Высший свет Европы признаёт татуировку» упоминаются особы, перечисленные в газетной заметке: «…татуировка стала модной в так называемых высших кругах. Принцы, лорды, дамы и снобы-нувориши ринулись со своими заказами к объявившимся как из-под земли мастерам татуировки на изготовление художественных татуировок. Среди клиентов художников-татуировщиков были…король Георг V, королева Ольга и Король Иоанн I в Греции и князь Вальдемар в Дании, Оскар II Бернадотт – король Швеции…».

Кто такой «лучший артист этого дела, американец Рулем», остаётся только гадать. Поиск этого имени не дал никаких результатов. Предполагаю, что это искажённое произношение фамилии англичанина Тома Рэйли.  «Профессиональный военный. Hаделенный природным даром к рисованию, Рэйли развил его применительно к татуированию в годы Южно-Африканской войны и Суданской кампании. После увольнения из армии Рэйли развил свои способности в качестве мастера татуировки в Лондоне. Его американский кузен Самюэль О’Рэйли занимался татуировкой в Hью-Йорке. Именно ему принадлежит патент на электрическую машинку для татуирования, зарегистрированный в 1891 году. Самюэль вступил в долю с Томом и тот первым в Британии использовал в своей работе электрическую машинку и достиг высот мастерства. Том не ограничил свою деятельность островом, он часто посещал материк, поскольку его клиентами были как эксцентричные европейские аристократы, представители американских финансовых кругов, так и богатые индийские махараджи. В случае необходимости они вызывали мастера к себе, щедро оплачивая гонорар и расходы».

Что касается оплаты по нанесению изображений, то в книге указывается, что «...особенно «дорогими» были знаменитые татуировщики. Представление об их доходах можно составить, благодаря, такому факту. Уильям, один из известных и модных в то время английских специалистов татуировки, просил за выполнение самого маленького мотива на теле клиента 50 фунтов стерлингов (в то время это были весьма значительные деньги)».

О том, при каких обстоятельствах получали татуировки королева Греции и король Швеции я не знаю. Однако о татуировках графа Йоркского, будущего короля Англии, написал Кеннет Роуз в автобиографической книге «Король Георг V».

Граф Йоркский, будущий король Георг V, сделал свои татуировки во время морских путешествий (1879 – 1882 гг.) со старшим братом Альбертом на корабле «Вакханка». Три года, проведенные на военном корабле, — суровая школа для любого мальчика в возрасте четырнадцати — семнадцати лет, хотя ничего беспрецедентного в этом нет, даже для принцев. Видимо, познав все трудности и прелести морской жизни, принцы решили отметить себя татуировками, как заправские мореплаватели.

"Во время пребывания в Вест-Индии одна из газет написала, что в Барбадосе королевским внукам сделали татуировки на носу. «Как же ты дал татуировать свое бесстыжее рыло? — писала принцесса Уэльская принцу Георгу. — Ну и вид же у тебя теперь! Наверно, все прохожие на улице останавливаются, чтобы взглянуть на нелепого мальчика с якорем на носу! Неужели нельзя было поместить эту татуировку куда-нибудь еще?» Принц Уэльский, которому в молодости сделали массу татуировок, правда, в скрытых местах тела, призвал наставника к ответственности. Сэр Дальтон, наставник августейших особ, поспешил заверить принца, что у его сыновей нигде нет татуировок — ни на носу, ни где-нибудь еще. Когда в ботаническом саду в Барбадосе они нюхали лилии, то на нос попала цветочная пыльца, — очевидно, это и ввело в заблуждение местного журналиста.

К тому времени, когда принцы вернулись к родителям, они и впрямь могли похвастаться целой серией татуировок, выполненных в полном соответствии с морскими традициями. В Токио каждый вытерпел трехчасовую операцию по нанесению на руку татуировки в виде красных и синих драконов. В Киото и Иерусалиме к ним добавились другие рисунки. Много лет спустя старейшина британских татуировщиков Джордж Барчетт был приглашен в королевскую семью — обследовать те орнаменты, которые имелись на теле принца Георга. «Мне выпала высокая честь, — с деланной скромностью пишет он в воспоминаниях, — внести в них некоторые усовершенствования, которые решил произвести король по настоянию королевы Марии».