Живой холст

IRK.ru, Работа. 7 ноября 2012 г.

IRK.ru продолжает проект «Любимое дело», посвященный интересным и редким профессиям и увлечениям. Сегодня мы расскажем о человеке, который в качестве холста использует кожу и оставляет, как правило, картины людям на всю жизнь. Нашим гостем стал мастер татуировки Валерий Лобанов.

На потолке кляп и лезвие пилы. Однако это не эпизод из фильма ужасов, и резать здесь людей не будут. А вот развеселить посетителей мастер татуировки совсем не прочь. Ведь перед началом работы необходим позитивный настрой не только со стороны специалиста, но и со стороны клиента.

За день через руки Валерия проходит несколько человек. Это и молодежь, и взрослое поколение — как мужчины, так и женщины. Поскольку процедура нанесения татуировки болезненная, посетителей приходится отвлекать, а иногда и приводить в чувства. Поэтому вместе с художником в Валерии живет и психолог, который с порога может определить дальнейшее поведение клиента и распознать нужный с ним стиль общения.

Валерий Лобанов, мастер тату:
— Татуировщик всегда видит человека и изначально определяет, как клиент поведет себя при нанесении тату: либо он будет стойко молчать, либо он будет разговаривать весь сеанс, либо стонать и кричать от боли. В зависимости от этого, мастер подстраивается под человека. У меня однажды была такая клиентка, которая не давала к себе прикоснуться, впала в истерику и минут 20 не могла успокоиться. В целом клиенты очень спокойные. Все знают, для чего пришли, и терпят.

Спокойствие и энтузиазм необходимы для разработки и нанесения качественной татуировки. Идеальный клиент для любого татуировщика — это человек, который в салон приходит со своей идеей. Но обычно рисунок приходится подбирать из интернета или рисовать самому. Из картинок составляется композиция, с которой мастер делает эскиз. Затем рисунок переводится на тело человека, и начинается процесс введения краски под кожу.

Валерий Лобанов:
— Есть люди, которые делают себе татуировки, потому что это модно. Есть клиенты, которые наносят рисунки, чтобы поехать на фестиваль татуировки, показать красоту. Однако для большинства людей важен смысл, заложенный в нательном рисунке. Люди изображают на своем теле тотемных животных, с которыми они себя ассоциируют, или яркие моменты жизни.

Множество людей приходит к Валерию, чтобы украсить определенную часть тела небольшими рисунками. Но бывают клиенты, которые хотят сделать сразу большое изображение. Такие люди, как правило, обязательно возвращаются к мастеру и «просят добавки».

И сам мастер тату имеет множество нательных рисунков. Например, на так называемом «рукаве» (рисунок, занимающий большие площади рук — от запястья до плеча или шеи) он изобразил темы из скандинавской мифологии, которые волновали художника не одно десятилетие.

Валерий Лобанов:
— Я с детства интересовался культурой и мифологией Скандинавии: викинги, походы, битвы, мореплавание — это то, что меня очень вдохновляет и не оставляет равнодушным. Поэтому татуировку придумывал и я, и мастера, которые мне ее делали. Вместе накидывали эскизы.

Валерию в начале своего творческого пути пришлось переломить стереотипы. Мастер воспитывался в семье военных и сам должен был продолжать семейное дело. Однако тяга к творчеству взяла верх над юношей, и он стал заниматься изобразительным искусством. Впоследствии карандаш превратился в иглу, а лист — в тело.

Теперь художник-татуировщик планирует вернутся к истокам тату и возродить традиции, пришедшие из древней Полинезии. Там делали нательные рисунки воинам и мирным жителям, чтобы показать, из какого племени они произошли. Если получится в Сибири раздобыть палочки, которыми татуировали в жарких странах, в Иркутске будет организован обряд с настоящими тотемами и полинезийской музыкой.

 

Монохонов Евгений

Irkipedija.ru — Всё о Приангарье (Энциклопедия-хрестоматия) 2013 г.

Евгений Монохонов (6 августа 1972, г. Улан-Удэ 13 сентября 2010, г. Иркутск) художник, дизайнер, мастер художественной татуировки, основатель салона «Tattoo-Перец», первого в Иркутске в своем роде. Участник городских, областных, региональных и зарубежных выставок. Лауреат губернаторской премии 2010 года. Картины Евгения находятся в галереях России и Франции, в частных коллекциях России, Швеции, Франции, Германии, США, Кампучии, Лаоса, Японии.

Биография Е. Монохонова

После окончания восьмилетки поступил в Иркутское училище искусств по специальности художник-оформитель. В группе Женя был одним из самых молодых по возрасту, но юность не стала для него помехой. В конце 80-ых годов двадцатого века зарождалось новое поколение иркутских художников, и Евгений стал одним из его неформальных лидеров. Студенты образовали своеобразное творческое братство, обитающее в старинном купеческом здании с дореволюционным названием «Коммерческое подворье». Там располагалась мастерская художественного училища, более известная среди творческой молодёжи как «курятник». В неформальной обстановке молодые авторы искали свой путь, свой уникальный почерк. И результаты были весьма впечатляющими.

Вот как описывает становление молодого художника известный искусствовед Татьяна Григорьевна Драница:

«Реализовывать собственные творческие задумки Евгений Монохонов начинает, как правило, с «колдовства» над поверхностью бумаги, вдавливая в нее через печатный станок разнообразный «мусор»: рисовые зерна, обрывки веревки и прочие, находящиеся под рукой мелочи. В результате подобных манипуляций на бумаге возникает эффект грубого, крупнозернистого «холста» (ощущение … усиливает лист, натянутый на планшет), на котором возникают живописные выразительные композиции. Молодой автор утверждает, что не любит масляную краску, хотя и производит живописные опыты. И тем не менее, Евгений Монохонов – живописец. Матовая «темперность» его графических листов достигается смешиванием различных техник и материалов: соуса, гуаши, акварели, смягчающих графичность линий силуэтов. К чему приведет этот симбиоз графичности и живописности, вряд ли знает сам художник. Пока же естественный в его возрасте недостаток творческого опыта восполняется интуицией, догадкой, предчувствием».

Завершение учёбы для Евгения совпало с началом семейной жизни: женился на Елене, художнице и тоже выпускнице ИХУ. В 1992 году родился первый из троих детей.

С ранней юности Евгений много трудился: иллюстрировал детский журнал «Сибирячок», рисовал афиши для Иркутской филармонии, создавал снежные фигуры, разрабатывал фирменный стиль для иркутских компаний и даже работал дворником.

До конца своих дней он целиком посвящал себя художественному творчеству, непрерывно развиваясь и совершенствуясь. Коллеги по профессии отмечали «лёгкую кисть», смелость и живость его работ. В станковой живописи художник достигал точного портретного сходства, тонкой психологической верности в отражении внутреннего мира человека. Непосредственность в рисовании, свободное отношение к форме и владение материалом сочетались в работах Евгения с тщательной проработкой деталей и созданием ярких, самобытных образов. Сами картины показывают, что их создатель наслаждается творческим процессом, не просто наносит краски, а выражает свой поэтический порыв, композиторское вдохновение…

Первый мастер художественной татуировки

Обучаясь в училище искусств, Евгений постоянно находился в творческом поиске и много экспериментировал. Преподаватели заметили одарённость ученика и постарались в полной мере её развить, тем более что Евгений был не только способным, но и амбициозным и целеустремлённым художником. Учёба пришлась на годы перестройки, когда открылся «железный занавес», а вместе с этим стали доступны для изучения целые пласты мировой художественной культуры, включая искусство нанесения несмываемых изображений на кожу.

В СССР татуировки прочно ассоциировались с уголовным миром, однако за рубежом художественная татуировка — одна из разновидностей авангардного искусства. Молодой художник, ищущий новые пути для творческого самовыражения, не смог обойти стороной этот пока ещё непризнанный в России вид творчества. И, чтобы «почувствовать вкус» новаторства, начал самостоятельно делать «наколки» товарищам из иркутского рок-андеграунда и студенческой среды. Правда, пока о профессиональных машинках для «нательной живописи» в Иркутске никто и не помышлял. Процедура проводилась иглами и самодельными устройствами, собранными из механических бритв.

Постепенно Евгений пришёл к мысли, что в Иркутске пора открывать первый легальный салон татуировки. В «лихие девяностые» мало кто верил, что татуировками можно зарабатывать на жизнь. Знакомые отговаривали Евгения, однако он верил в успех. И всё получилось.

В октябре 1997 салон «Tattoo-Перец» открылся в самом центре Иркутска. Андрей Манченко, первый клиент Монохонова, занялся администрированием. Помещение Евгений и Андрей оформляли вдвоем. Из «удобств» тогда было лишь два пластиковых стула, стол, старый телефон и… радио. Вот так небольшие апартаменты в дворовой пристройке дома начала XX в. стали постоянным пристанищем татуировщиков.

За 15 лет здесь многое изменилось: удобная мебель, интересное оформление, современное оборудование.  Неизменными остаются особая атмосфера и «рукастые» мастера, способные добрым словом и весёлым нравом свести на нет болезненные ощущения во время процедур. За эти годы на Тимирязева, 34 побывало огромное количество людей. Место стало поистине культовым в Иркутске.

Со дня основания тату-салон имеет свои негласные правила поведения. Это своеобразный мужской клуб для старых и новых друзей, неповторимая атмосфера которого и неподдельный интерес к каждому пришедшему достались в наследство от основателя «Перца» — Евгения Монохонова.

Осенью 1998 состоялась встреча, которая вдохновила Евгения на дальнейшее творчество. В Иркутске гастролировал цирк известных дрессировщиков Багдасаровых. Артуру, перенимавшему в то время опыт своего отца, рассказали о единственном тату-салоне в Иркутске, и он пришел в «Tattoo-Перец». Просмотрев небольшое количество Жениных работ, артист доверился мастерству и рискнул татуироваться. По фотографии художник изобразил Артуру Багдасарову его тигрицу, разрывающую плоть. Удивительное совпадение, но спустя время тигр разорвал это плечо дрессировщику уже в действительности. А фотография с почетным клиентом красуется на стене салона до сих пор.

Смерть художника

Жизнь художника оборвалась очень рано, на середине человеческого срока. Попав с сильными болями в груди на приём к кардиологу, Евгений услышал страшный диагноз. Женя был здоровым человеком, на сердце никогда не жаловался — вплоть до 2008 года. Но и тогда он не придал болям большого значения, как и многие мужчины. В 2009 болезнь дала знать о себе уже серьёзно. Ну а после Нового года стало совсем плохо — Женя уже не мог работать, большую часть времени проводил в больнице. Если говорить простым языком, то сердце у Евгения стало гораздо больше нормы и это негативно сказывалось на его функциях. В мае 2010  в Москве Евгений прошёл обследование. Вердикт врачей — необходима трансплантация сердца. Деньги на операцию выделило государство. Иркутское отделение Союза художников России, друзья и знакомые Евгения тоже не остались в стороне — помогали по мере сил и возможностей.

13 сентября 2010 года Евгения Монохонова не стало. У него остались трое детей. «…На похоронах были и растатуированные Женькой байкеры, и блатной мiр родного города, и его старые друзья — сокурсники из училища искусств, братья-художники, «неформалы» конца 80-х…»

Сейчас дело Евгения в «Tattoo-Перце» продолжает его брат Александр Монохонов.

Картины и татуировки Евгения Монохонова продолжают радовать и вдохновлять благодарных зрителей и своих обладателей.

Основные выставки

  • 1990 – участие в выставке молодых художников в Париже.
  • 1998 – персональная выставка в Художественном музее Иркутска.
  • 1999 – фестиваль современного искусства «Культурные герои 21 века», Иркутск, (ноябрь).
  • 2005 – «Контрапункт» групповая выставка, Иркутск, (февраль).
  • 2008 – диплом 10-й региональной выставки «Сибирь» в Новосибирске.
  • 2010 – губернаторская премия в области культуры и искусства за иллюстрации к книге стихов для детей «Свиристели».
  • 2011 – посмертная памятная выставка в Иркутском отделении Союза писателей России, Иркутск, (сентябрь).

Тату-салон «Перец» — первый салон татуировки в Иркутске

Irkipedija.ru — Всё о Приангарье (Энциклопедия-хрестоматия) 2013 г.

 

«Tattoo-Перец» — старейший в Иркутске салон татуировки, созданный в 1997 художником и дизайнером Евгением Монохоновым. Расположен по адресу: ул. Тимирязева, 34 (второй этаж).

История

Обучаясь в училище искусств, Евгений Монохонов постоянно находился в творческом поиске и много экспериментировал. Преподаватели заметили одарённость ученика и постарались в полной мере её развить, тем более что Женя был не только способным, но и амбициозным и целеустремлённым художником. Учёба пришлась на годы перестройки, когда открылся «железный занавес», а вместе с этим стали доступны для изучения целые пласты мировой художественной культуры, включая искусство нанесения несмываемых изображений на кожу.

В СССР татуировки прочно ассоциировались с уголовным миром, однако за рубежом художественная татуировка — одна из разновидностей современного авангардного искусства. Молодой художник, ищущий новые пути для творческого самовыражения, не смог обойти стороной этот пока ещё непризнанный в России вид творчества. И, чтобы «почувствовать вкус» новаторства, начал самостоятельно делать «наколки» товарищам из иркутского рок-андеграунда и студенческой среды. Правда, пока о профессиональных машинках для «нательной живописи» в Иркутске никто и не помышлял. Процедура проводилась иглами и самодельными устройствами, собранными из механических бритв.

В конце 1990-х в городе появилась реклама, что в одном из салонов красоты любой желающий может обзавестись татуировкой.  Это стало настоящей революцией для Иркутска! Однако желающих отдать «на растерзание» своё тело долго не находилось. Пока в салон красоты не забрел Андрей Манченко — известный в Иркутске рок-музыкант. Он давно хотел украсить себя оригинальным рисунком. После долгого выбора мотива сошлись на узоре со змеей. Работники салона красоты выдали веское: «Это выполнимо» — и кинулись искать мастера. Выбор пал на Евгения Монохонова, уже имевшего известность в определенных кругах. Вот что Андрей Манченко рассказывает о первой встрече:

«Женя пришел в салон красоты с рюкзаком, никакого оборудования у него не было. На работе ему выдали татуировочную машинку — китайскую, с одной иглой. Вот как сейчас помню! Делали мы татуировку где-то с месяц… Не хватало опыта Жене, да и одной иглой работать приходилось… Так за месяц мы с Женей сдружились».

Новое занятие настолько захватило Евгения Монохонова, что он решил заняться татуировкой всерьёз и открыть свой салон. В «лихие девяностые» мало кто верил, что татуировками можно зарабатывать на жизнь. Знакомые отговаривали Евгения, однако он верил в успех. И всё получилось.

В октябре 1997 в самом центре города  открылся салон татуировки «Tattoo-Перец». Андрей Манченко, первый клиент Монохонова, занялся администрированием. Оформлением помещения  Евгений и Андрей занялись вдвоём. Из «удобств» тогда было лишь два пластиковых стула, стол, старый телефон и… радио. Вот так небольшие апартаменты в пристрое дома начала XX в. стали постоянным пристанищем иркутских тату-мастеров. За 15 лет здесь многое изменилось: удобная мебель, современное оборудование, внимательные мастера, способные добрым словом и весёлым нравом свести на нет болезненные ощущения во время процедур. За эти годы на Тимирязева, 34 побывало огромное количество людей, место стало поистине культовым в Иркутске.

Название для салона выбирали старым проверенным способом — каждый составил список своих вариантов, их них выбрали наиболее симпатичный. Так салон обзавёлся «перчинкой».

Открытие салона «Tattoo-Перец» сотрудники вспоминают со смехом. Нужно было получить справки от санэпидстанции и пожарной части на соответствие всем нормам. С пожарными договорились быстро — сделали тату в виде дракона и получили нужную бумагу. С санэпидстанцией оказалось сложнее — сотрудники СЭС не знали, по каким критериям оценивать тату-салон, к каким организациям его отнести. В итоге, почему-то решили, что это парикмахерская.

Период становления салона был долгим и сложным. В 1997 в Иркутске еще не было понимания, что рисунок на теле может быть красивым. Люди, привлеченные вывеской, заходили в салон из любопытства и недоумевали, что татуировка стала доступна на свободе. Обычно же проводили аналогию с «местами не столь отдаленными».

В девяностые годы в стране процветал рэкет. Бывали случаи, когда в салон наведывались мужчины внушительных размеров, требовали директора и предлагали «услуги по крышеванию». «Tattoo-Перец» плавно уходил от «навязчивой опеки». Когда сложные времена прошли, те «рэкетиры» сами стали клиентами салона.

«Перец» постепенно развивался. Евгений Монохонов приобрёл профессиональное оборудование — «французский чемоданчик» фирмы «БиоТэк», в котором было всё для создания татуировок отличного качества. Летом 1998 появились первые клиенты. Андрей Манченко вспоминает:

«Первые наши клиенты были все немного странные… Наверное, только такие и могли решиться на татуировку в те годы. Помню одного, ходил в черной одежде, был похож на гота, хотя в то время готов в Иркутске и в помине не было. Он дома делал себе татуировки иглами и показывал нам свои «творения», считая их красивыми. А еще они воспалялись, и он спрашивал постоянно, что с этим делать».

Став первооткрывателями, мастера порой познавали искусство татуировки вместе с первыми клиентами. Так, в салон пришел молодой человек и вместо денег за услуги подарил переносной музыкальный центр. Бартер устроил всех — парень получил заветное тату в виде мастера Йоды из эпопеи «Звездные войны», а мастера — музыкальное сопровождение на каждый день. В скором времени парень сменил профессию — пошел из рабочего класса в стриптизеры. Стал постоянным клиентом спортзалов, увеличился в размерах. Евгений и Андрей терялись в догадках, как деформируется татуировка. Но опасения были напрасны: Йода растянулся в два раза соразмерно фигуре. Иркутские мастера смеялись, что за рисунок такого размера парень одним магнитофоном бы не расплатился.

Осенью 1998 состоялась встреча, которая вдохновила Евгения на дальнейшее творчество. В Иркутске гастролировал цирк известных дрессировщиков Багдасаровых. Артуру Багдасарову, перенимавшему в то время опыт своего отца, рассказали о единственном тату-салоне в Иркутске, и он пришел в «Tattoo-Перец». Просмотрев небольшое количество Жениных работ, артист доверился мастерству и рискнул татуироваться. По фотографии художник изобразил Артуру Багдасарову его тигрицу, разрывающую плоть. Удивительное совпадение, но спустя время тигр разорвал это плечо дрессировщику уже в действительности. А фотография с почетным клиентом красуется на стене салона до сих пор.

Смелый для 1990-х поступок Евгения Монохонова вопреки многочисленным сомнениям принес результаты. Клиентов со временем становилось все больше. Заветный адресок «ул. Тимирязева, 34» передавался «сарафанным радио». Всех привлекал уровень мастерства самого художника.

Евгений понимал: в таком деле важно развитие. Став первопроходцем в Иркутске, он не мог найти в городе учителей по татуировке. Мастер регулярно ездил в Москву и Санкт-Петербург на обучение, там же закупал оборудование. Обзавелся Евгений электрокоагулятором для выведения тату. Но в нашем городе тогда он не получил популярности, поскольку мог выводить рисунки, сделанные хорошей краской. А выводить просили, в основном, «домашние» наколки, самый распространенный материал для которых — жженная резина (жжонка). Сейчас же, спустя годы, с помощью лазера можно вывести любую татуировку. Да и дома, «на кухне», люди стали использовать специальные краски для татуирования.

Активная жизнь сотрудников салона «Таттоо-Перец» вне рабочего времени также сыграла свою роль в достижении популярности. Постоянные выступления в ночных клубах, демонстрация своих работ и промо–листовок на выставках, различных музыкальных фестивалях («Байкальск-1999, 2000», «Байкал-Шаман» и т.д.), поддержка  рок- и мотодвижения, обеспечили неиссякаемый поток жаждущих разукрасить свои тела. Мастера участвовали в творческой жизни города: оформляли елку в сквере им. Кирова, лепили снеговиков на конкурсах дизайнеров. Рекламу салона можно было увидеть не только на телевидении, но и на тротуарах: парни одни из первых стали писать при помощи трафарета адрес салона на асфальте. Также Андрей Манченко разместил лого «перцев» на своём  авто —  «четвёрке»,  и на дорогах города появилась первая движущаяся тату-реклама.

Через несколько лет работы «Перцы» решили расширить направления деятельности. Манченко подал идею освоить пирсинг. К проколу ушей, носов и пупов иркутяне отнеслись спокойно и смело заходили в единственный на то время салон, занимающийся пирсингом. Прокалывали язык, бровь. Позже пирсинг появился в медицинском косметологическом салоне. И это уже была конкуренция! На «Tattoo-Перец» писали жалобы, сталкивали с санэпидстанцией, правоохранительными органами. Но клиенты все равно доверяли салону.

Один клиент запомнился особо — попросил проколоть уздечку между мизинцем и безымянным пальцем. Парень работал официантом, захотел таким образом украсить себя. Конечно, через месяц колечко у него отвалилось. Женя тоже проколол себе это место, чтобы проверить ощущения. Оказалось болезненно и неудобно — руки постоянно моешь, натираешь. После этого Женя не рекомендовал клиентам делать проколы в подобных местах. Он вообще многое на себе пробовал, чтобы понимать, что и как лучше делать.

Друзья Евгения Монохонова вспоминают, что мастер очень творчески относился к своей работе. Например, он не переносил эскиз по бумаге, а рисовал по живому телу, учитывая особенности анатомии клиента. Его быстрый профессиональный рост отмечали все,  и не удивительно, что вскоре он увлекся перманентным макияжем. В салон «Tattoo-Перец» начали наведываться «солидные» дамы, однако необычная обстановка их несколько настораживала. Но перед харизмой Евгения никто не мог устоять, и практически все женщины, заходившие в салон, записывались на процедуру. Со временем настороженность спала, качество исполнения макияжа говорило само за себя, это начало привлекать всё больше клиенток. Одну из них Андрей Манченко запомнил особо:

«У нас есть «внутрисалонная» лексика. Например, «маньяками» мы называем клиентов, которые ходят к нам, смотрят эскизы по полгода, а то и больше, и навязываются на общение. Видимо, нравится им атмосфера в «Tattoo-Перце». Одна женщина лет 50-ти, видимо, была неравнодушна к Жене. Она приходила к нам и приходила, сделала себе макияж «где только можно было», и много раз его обновляла. Звали её Надежда. Мы про нее говорили: «Надежда умирает последней».

Посещали «Tattoo-Перец» и известные в Иркутске люди: Олег Ермолович, артист «Театра Пилигримов»; Вячеслав Ширяев, радио- и телеведущий;  Антон Бабушкин, достигший высот в тайском боксе; Анастасия Цыденова, ранее работавшая на иркутском ТВ-канале, ныне известная как Азия на МУЗ-ТВ, и многие другие. Есть среди клиентов и иностранные граждане. Они много путешествуют, некоторым хочется запечатлеть что-нибудь на память о Сибири. Например, один иностранный гость увез из Иркутска снежинку на своем теле. В начале 2010 какие-то иностранцы даже интервьюировали Евгения Монохонова  для своего фильма о татуировке в Сибири. Правда, адресами тогда не обменялись и сейчас сотрудники салона пытаются найти в «мировой паутине» сведения о фильме.

За 15 лет многое изменилось. Сегодня посетители салона – люди разных профессий и образа жизни. Многие клиенты становятся друзьями. Чтобы попасть в салон татуировки «Tattoo-Перец», надо договариваться заранее — у мастеров все расписано на долго вперёд.

Сотрудники салона активно ездят на тату-конвенции, которые уже стали ежегодными в центральных городах России. На мероприятиях происходит обмен опытом мастеров разных стилей и приобретение новых материалов. В планах у  «перцев» расширение кругозора, посредством путешествий, посещения международных тату–конвенций и встречи с мастерами.

Команда салона «Tattoo-Перец»

Основатели

Первым и бессменным мастером татуировки с 1997 по 2010 стал Евгений Монохонов — выпускник иркутского училища искусств, по специальности художник-оформитель. Практически до самой смерти в сентябре 2010 Евгений продолжал заниматься татуировкой. Участвовал во многих тату-фестивалях, городских музыкальных и арт-событиях.

Андрей Манченко – первый клиент салона, который рискнул сделать у Евгения Монохонова большую татуировку. Администратор салона с момента основания, иркутский рок-музыкант, этнограф Восточной Сибири, лунный консул и просто интересный человек.

Сотрудники

  • Александр Монохонов — брат Евгения, в салоне с 1998 «Верная рука» и помощник в труде и отдыхе. Свою творческую деятельность начинал с работы администратора, постепенно осваивая все тонкости искусства татуировки. На сегодняшний день Александр является опытным мастером татуировки и руководителем салона.
  • Валерий Лобанов. Возник в дверях салона в 2009 Детская мечта заниматься рисунками на теле привела восторженного поклонника татуировки по верному адресу. Пройдя нелёгкий и увлекательный путь обучения у Евгения Монохонова, Валерий работает в салоне постоянно, специализируясь как на татуировке, так и на пирсинге.
  • Павел Красняк. Первоначально оттачивал мастерство на коже друзей и родственников. Желание перейти на более профессиональный уровень подтолкнуло к учёбе в Москве и дальнейшей работе в студиях красоты. С марта 2012 — мастер салона «Tattoo-Перец». Является дипломированным специалистом по художественной и эстетической дермопигментации.
  • Александр Горский. Иркутский панк-краевед, некогда «тело» салона и модель на разнообразных локальных мероприятиях. Ныне администратор и летописец заведения.
  • Мария Пятых. Увлечённая татуировкой прекрасная особа, занимающая должность сезонного администратора салона.
  • Виктор Монохонов. Сын Евгения. Стажёр салона.

Друзья и помощники

Компания «Busy bee» — молодые дизайнеры, благодаря которым у салона новый сайт, промо–продукция и хорошее настроение.

Рекламная группа «Пилот», мини-типография «Весь Иркутск» — помощники в печати и друзья в жизни.

Олег Нечёсов — «компьютерный гений» салона.

Юлия Маркова – внештатный редактор и корректор, генератор идей и сочинитель акций.

Киноклуб «35 кадров» — просветитель и видеоиллюстратор вечеров и собраний.

Основные направления деятельности

В составе салона — кабинет татуировки и комплекс эстетических услуг:

  1. художественная татуировка (рисунок, нанесенный на тело путем нарушения кожного покрова на небольшую глубину с занесением красящего материала);
  2. пирсинг (вдевание предметов в отверстия, сделанные с этой целью на теле или лице);
  3. перманентный макияж (косметологическая услуга, предполагающая нанесение пигмента на определённые участки лица путём введения красящих веществ в верхние слои кожи специальным инструментом на длительный срок).

15-летие салона

14 октября 2012 старейший в Иркутске тату-салон отметил свой юбилей. Воскресный вечер провели в одном из пабов. Мероприятие удалось на славу: мировые рок-хиты от группы «Extrovert» задали вечеру яростный драйв, шоу-дуэт «Мимино», в весьма экстравагантных нарядах, окунул присутствующих в атмосферу ярмарочного балагана, видеосюжеты от киноклуба «35 кадров» рассказали о татуировке как об искусстве и знаковой системе диких племён мира. И всё это под радостный конферанс от Горыныча и Карандаша. Девушки с перчинкой из немодельного агентства «НЭТ» приветливо угощали входящих известным горячительным на основе перца. Огромный торт-перец одновременно стал и украшением юбилейного стола, и закуской. Дефиле татуированных «Перцем» прелестниц и брутальных мужчин встретили с восторгом и аплодисментами.

Многие гости ушли с подарками: сертификаты на услуги салона, яркие футболки и весёлые наклейки щедро презентовались на празднике.

Интересные факты

В первый год работы тату-салона женщины просили сделать рисунок в виде божьей коровки в натуральную величину.

Одно время у женщин Иркутска была популярна кошка из рекламы нижнего белья, что публиковалась в журнале «Cosmo». Татуировку в виде этой кошки делала практически каждая вторая клиентка салона.

После «кошачьей» волны иркутянки стали фанатками иероглифов. Мастера отмечают, что далеко не все клиентки знают значение иероглифа, который просят набить себе.

Сейчас среди прекрасной половины человечества в лидерах тату в виде надписи на запястье.

Среди мужчин поначалу был популярен трайбл-узор. Именно такая татуировка была на герое, которого играл Джордж Клуни в нашумевшем фильме «От заката до рассвета» в 1996

Иногда клиенты, перенервничав, теряют сознание, обычно это те, кто впервые делает тату.

Женщины более терпеливо переносят боль, чем мужчины.

Самая необычная татуировка, которую приходилось делать Евгению Монохонову, — черная слеза на лице.

Однажды в салон «Tattoo-Перец» пришел мужчина и попросил сделать на лице шрам — провести машинкой без краски. Оказалось, на такие жертвы он пошел из-за того, что проспорил.

Случай во время интервью. Журналистка решила узнать, какие ощущения возникают при нанесении тату. Попросила нарисовать ей маленькую черную родинку. Евгений Монохонов посчитал такую татуировку скучной. В итоге девушка, внезапно для себя, получила загадочный зеленый треугольник на коже.

Бывает, что родители приводят в «Tattoo-Перец» своих несовершеннолетних детей, чтобы они сделали тату в профессиональном салоне, а не в антисанитарных условиях.

Иркутяне верят, что рисунки на теле обладают мистическими свойствами. Мастера знают несколько человек, которые не могли решить проблемы личного характера, а после приобретения тату им удавалось найти выход из ситуации. Не случайно среди клиентов популярны символы удачи, обереги. Объяснить это можно и без мистики: получая тату в виде тигра или дракона, люди обретают уверенность, а с рисунками удачи они программируют себя на успех.

Самый молодой клиент салона сделал себе татуировку в 14 лет. Самый пожилой — в 75.

Не всегда внешность соответствует внутреннему миру. В салон пришел накаченный мужчина внушительных габаритов для нанесения тату в своеобразном месте. Рисунок оценивали всей командой — в области паха должна была появиться бабочка. Оказалось, для жены. Такой вот романтик.

Пришлось однажды татуировать и животное. Породистую собаку готовили к выставке, но у нее не было черных век, характерных для данной породы. Евгений Монохонов усыпил животное и нарисовал черным вокруг глаз. Как-то в салон даже привели лошадь, на тату-клеймо, мастера посмеялись и отправили мужика с конём домой.

Советы по уходу за татуировкой от салона «Tattoo-Перец»

Поздравляем — вы сделали татуировку! Теперь наберитесь терпения. Чтобы достичь желаемого результата, необходимо соблюдать следующие правила:

Не мойте эти чувствительные участки кожи горячей водой, не обрабатывайте спиртовыми растворами, не трите и не массируйте.

После процедуры в течение 7-10 дней не посещайте сауну или бассейн.

Не загорайте, солнечные ванны в это время — слишком большая нагрузка для кожи.

Область татуировки слегка смазывайте мазью «Бепантен» или «Депантенол».

Через 7-10 дней после того, как сойдет корочка, может потребоваться небольшая коррекция, которая в салоне «Tattoo-Перец» будет выполнена бесплатно.

В течение месяца не слушайте никаких тату-экспертов.

Впоследствии даже самую скромную татуировку по Вашему желанию можно превратить в настоящее художественное произведение.

Вторая и последующие татуировки в салоне «Tattoo-Перец» будут выполнены для Вас с 10% скидкой.

 

Для души и тела

газета «СМ-номер один», номер 43 от 31 октября 2013 года.

 

Татуировки пользуются у иркутян все большей популярностью

Мода на татуировки уже много лет остается неизменной. В этом уверены работники салонов по нанесению татуировок. Количество желающих посетить их постоянно растет, при этом живописью на теле интересуются люди разных поколений — от 14 до 75 лет. Долгие годы в нашей стране считалось, что нательные знаки — это, скорее, привилегия осужденных, а также отслуживших в армии и моряков. Такой штамп существует до сих пор среди старшего поколения. Однако молодежь все чаще задумывается над тем, не сделать ли себе тату, — все-таки сегодня татуировка становится частью современного искусства.

Перетерпеть боль и не напиться

В Иркутске есть несколько официально зарегистрированных тату-салонов. А еще больше в столице Приангарья мастеров-самоучек, которые выполняют заказы прямо на дому. Это свидетельствует лишь об одном: есть спрос.

— Мы работает с лицами старше 18 лет, — рассказывает Александр Монохонов, владелец салона «Tattoo Перец», — и с каждым клиентом проводим индивидуальную беседу. Нам нужно убедиться, что человек принял обдуманное решение нанести татуировку, поскольку она делается раз и навсегда. Не хочется, чтобы впоследствии клиент пожалел о своем решении.

Девушки, как правило, просят нанести довольно незамысловатые и небольшие рисунки: цветы, бабочки, браслеты. Часто бывает морская тематика. Парни, наоборот, предпочитают то, что помассивнее: начиная от простых символов и узоров до совершенно фантастических мотивов. Некоторые клиенты приносят с собой рисунки, которые им хотелось бы видеть на своем теле. В процессе доработки мастер вместе с клиентом обсуждает детали эскиза, чтобы татуировка получилась непохожей на какую-либо другую.

— От сложности и объема работы зависит и количество сеансов, — продолжает Александр. — Если, например, клиент хочет сделать татуировку на спине, то потребуется 5—6 сеансов продолжительностью несколько часов. При этом требуется время и для заживления кожи. Это две-три недели. Многим хочется быстрее получить татуировку: либо сегодня, либо никогда.

Часто в салон приходят клиенты со старыми наколками, сделанными еще во времена их бурной молодости. Как правило, это некачественные изображения, сделанные кустарным способом. Сначала их высветляют, а затем сверху наносят новый рисунок. Те, кто еще ни разу не делал тату, но горит желанием попробовать, приходят со страхом — все представляют этот процесс очень болезненным. Однако, как признаются затем многие, боль оказывается не настолько сильной, как они ожидали. Как отмечают специалисты, пользоваться обезболивающими средствами во время сеанса не рекомендуется. Это может повлиять на качество рисунка.

Кроме того, мастера разбивают и еще один стереотип. До сих пор многие уверены, что справиться с волнением и болью может алкоголь, и приходят на сеанс подшофе. Однако это совсем не так. Редко кто принимается за работу, если клиент пьян.

— Лучше перетерпеть и преодолеть боль. Ведь зарождение татуировки произошло в глубокой древности. В разных племенах во время посвящения мальчиков в мужчины совершался обряд нанесения татуировки. И боль при этом всегда считалась неотъемлемым атрибутом, через который необходимо было пройти каждому. В настоящее время прогресс шагнул далеко вперед: появились современные электрические машинки, благодаря которым боль не очень сильная и перенести ее может каждый.

«Мое тело и дело»

Несмотря на расхожее мнение о том, что каждый татуировщик должен иметь образование медика, на самом деле это далеко не так. В первую очередь, по словам профессионалов, он должен быть художником, уметь работать с материалом, прорабатывать каждую деталь и придавать ей законченность. Тем не менее элементарные знания в области медицины и психологии необходимы.

— Контингент приходит самый разный. Нередко к нам обращаются несовершеннолетние. Мы им отказываем, а через какое-то время они возвращаются — уже с родителями. Они просят сделать их сыну или дочери тату. Самый главный аргумент при этом — «Лучше у вас в салоне, чем у сомнительного мастера где-то в подворотне».

Что движет клиентами, подчас не могут понять даже профессионалы. Кто-то хочет таким способом выделиться из толпы, кто-то — самоутвердиться, кто-то — продемонстрировать свой взгляд на мир. В последнее время стало популярным нанесение различного рода высказываний. Это изречения на латыни, английском или французском языках, пословицы, цитаты великих людей. Также спросом пользуются тату в виде рун, оберегов, талисманов. Мастера не рекомендуют делать рисунки на лице, кистях и стопах. В первом случае это, скорее, будет мешать в жизни, в остальных же просто непрактично. Нередко к специалистам обращаются люди с просьбой удалить рисунки на этих участках тела, поскольку они мешали им устроиться на работу.

Одна из клиенток салона, Юлия, сделала себе замысловатый рисунок на спине. Сверху был изображен самолет, ниже — собака с трубкой, а под ней взлетная полоса.

— Переделываю рисунок, который у меня был раньше, в виде пантеры, — рассказывает Юлия. — Мне его нанесли в 2007 году. Сейчас третий сеанс. Сколько он продлится, пока не знаю. Это не предугадаешь. Насколько хватит терпения, столько и просижу. Боль проходит примерно через неделю, хотя у каждого это происходит индивидуально. Мы вместе с Павлом (мастер салона. — Прим. авт.) создавали этот рисунок, постоянно прорабатывая каждый элемент. Я считаю, что тату — это здорово. Конечно, пока идет процесс, ощущения не из приятных, но затем становится так клево, когда видишь, что получилось! Это просто невозможно передать! Просто нереально! Родители мне доверяют и спокойно относятся к такому моему увлечению. Они считают, что это мое право, мое дело и тело.

Сделал татуировку для молодой жены

В другом салоне — Joker — татуировки разрешены с 15 лет. Однако для того, чтобы сделать тату, подросткам необходимо разрешение родителей.

— Чаще всего мы стараемся отговорить клиентов в таком возрасте, ведь они не осознают, что это навсегда. Выбор у них еще несознательный. Здесь, скорее, просто желание выделиться, доказать что-то другим. В будущем они могут пожалеть об этом. Но если они настаивают и согласны их родители, то отказать мы не имеем права, — говорит Виктор, мастер тату. — Часто просят сделать надписи, иероглифы, но я, например, не считаю это хорошей татуировкой. Это всего лишь веяние моды, которая может измениться. Многие не понимают, что тату наносится на всю жизнь, она должна демонстрировать внутренний мир человека, украшать его.

Уход за татуировками необременителен. Главное — поменьше загорать. Даже самый искусно выполненный рисунок может со временем посветлеть.

Нанесение татуировки — достаточно дорогостоящее удовольствие, и позволить себе это может далеко не каждый. Поэтому в основном в салоны приходят уже с осознанным желанием.

По словам специалистов, необычных случаев в их работе всегда предостаточно. Клиенты тем и интересны, что отличаются друг от друга.

— Один раз к нам пришел дедушка старше 70 лет и попросил сделать новую татуировку взамен старой. Объяснил это тем, что у него молодая жена и ему хочется выглядеть соответствующе. Мы перекрыли ему рисунок новым, и он остался очень доволен.

Сейчас Виктор работает над татуировкой, которую наносит уже на протяжении трех лет. Клиент салона захотел сделать себе дракона практически на все тело: от шеи до ног. При этом каждый раз он придумывает что-то новое, и рисунок постоянно дополняется новыми деталями.

— Для нас главное — это не вытянуть из клиента деньги, а создать ему рисунок для души, то есть то, что он хотел бы видеть на своем теле и получать от этого удовольствие, — резюмирует мастер.

Мода на татуировку. Из старых газет и со старинных открыток.

Предлагаем взглянуть на заметки из российских газет начала 20 века и обзоры открыток с видами татуированных людей прошлого. Как видите, увлечение татуировкой присутствовало среди людей сто и более лет назад.

28 (15) декабря 1913 года «Брачная газета».

Среди газет и журналов.

Страсть к кокаину и эфиру, бывшая в большой «моде» в высшем обществе Парижа и Лондона, вытесняется в последнее время менее опасной, но по своему, не менее безобразной модой — татуировкой. Быть татуированным— считается шикарным, даже больше того — обязательным. Горячими сторонниками являются шведский король Оскар, греческая королева, герцог Иоркский и многие другие. За ними, конечно, тянутся разные короли и королевы больших и малых сцен, американские короли от промышленности и т.д.

Один американский миллиардер вытатуировал у себя на груди целый поезд, со станцией, пассажирами и т. д.

Татуировка принята самая разнообразная. Одни довольствуются каким-нибудь значком, буквами или бабочкой, но есть любители и более сложных украшений. Герцог Иоркский, напр., велел вытатуировать на своем теле зеленых и голубых змей, спускающихся от шеи к ногам.
Лучшим артистом этого дела считается американец Рулем, прозванный «татуировщиком королей и королем татуировщиков». Заказов у него так много, что работает он с утра до ночи. Оплачивается его работа превосходно, не менее 50 фр. за час. В зависимости от сложности рисунка и комбинаций красок цена повышается. Один шотландский граф предложил Рулею одиннадцать тысяч фр. за то, чтобы он изобразил на его груди копию известного портрета г-жи Тельгам Рейнольда.

Комментарий от нашего администратора А. Горского.

Пользуясь мировой Сетью, я решил «пошарить» на её просторах и проверить факты из старой газеты. «Брачная газета», ориентированная на объявления о знакомствах, выходила в Москве в 1906 — 1914 гг. Кроме этого там публиковались выдержки для интересного чтения из зарубежной прессы.

О том, что татуировки стали популярны в аристократической среде на рубеже 19-20 веков рассказывается в книге Виктора Барановского «Искусство татуировки», изданной в 2002 г. издательством «Славянский дом книги». В главе «Высший свет Европы признаёт татуировку» упоминаются особы, перечисленные в газетной заметке: «…татуировка стала модной в так называемых высших кругах. Принцы, лорды, дамы и снобы-нувориши ринулись со своими заказами к объявившимся как из-под земли мастерам татуировки на изготовление художественных татуировок. Среди клиентов художников-татуировщиков были…король Георг V, королева Ольга и Король Иоанн I в Греции и князь Вальдемар в Дании, Оскар II Бернадотт – король Швеции…».

Кто такой «лучший артист этого дела, американец Рулем», остаётся только гадать. Поиск этого имени не дал никаких результатов. Предполагаю, что это искажённое произношение фамилии англичанина Тома Рэйли.  «Профессиональный военный. Hаделенный природным даром к рисованию, Рэйли развил его применительно к татуированию в годы Южно-Африканской войны и Суданской кампании. После увольнения из армии Рэйли развил свои способности в качестве мастера татуировки в Лондоне. Его американский кузен Самюэль О’Рэйли занимался татуировкой в Hью-Йорке. Именно ему принадлежит патент на электрическую машинку для татуирования, зарегистрированный в 1891 году. Самюэль вступил в долю с Томом и тот первым в Британии использовал в своей работе электрическую машинку и достиг высот мастерства. Том не ограничил свою деятельность островом, он часто посещал материк, поскольку его клиентами были как эксцентричные европейские аристократы, представители американских финансовых кругов, так и богатые индийские махараджи. В случае необходимости они вызывали мастера к себе, щедро оплачивая гонорар и расходы».

Что касается оплаты по нанесению изображений, то в книге указывается, что «…особенно «дорогими» были знаменитые татуировщики. Представление об их доходах можно составить, благодаря, такому факту. Уильям, один из известных и модных в то время английских специалистов татуировки, просил за выполнение самого маленького мотива на теле клиента 50 фунтов стерлингов (в то время это были весьма значительные деньги)».

О том, при каких обстоятельствах получали татуировки королева Греции и король Швеции я не знаю. Однако о татуировках графа Йоркского, будущего короля Англии, написал Кеннет Роуз в автобиографической книге «Король Георг V».

Граф Йоркский, будущий король Георг V, сделал свои татуировки во время морских путешествий (1879 – 1882 гг.) со старшим братом Альбертом на корабле «Вакханка». Три года, проведенные на военном корабле, — суровая школа для любого мальчика в возрасте четырнадцати — семнадцати лет, хотя ничего беспрецедентного в этом нет, даже для принцев. Видимо, познав все трудности и прелести морской жизни, принцы решили отметить себя татуировками, как заправские мореплаватели.

«Во время пребывания в Вест-Индии одна из газет написала, что в Барбадосе королевским внукам сделали татуировки на носу. «Как же ты дал татуировать свое бесстыжее рыло? — писала принцесса Уэльская принцу Георгу. — Ну и вид же у тебя теперь! Наверно, все прохожие на улице останавливаются, чтобы взглянуть на нелепого мальчика с якорем на носу! Неужели нельзя было поместить эту татуировку куда-нибудь еще?» Принц Уэльский, которому в молодости сделали массу татуировок, правда, в скрытых местах тела, призвал наставника к ответственности. Сэр Дальтон, наставник августейших особ, поспешил заверить принца, что у его сыновей нигде нет татуировок — ни на носу, ни где-нибудь еще. Когда в ботаническом саду в Барбадосе они нюхали лилии, то на нос попала цветочная пыльца, — очевидно, это и ввело в заблуждение местного журналиста.

К тому времени, когда принцы вернулись к родителям, они и впрямь могли похвастаться целой серией татуировок, выполненных в полном соответствии с морскими традициями. В Токио каждый вытерпел трехчасовую операцию по нанесению на руку татуировки в виде красных и синих драконов. В Киото и Иерусалиме к ним добавились другие рисунки. Много лет спустя старейшина британских татуировщиков Джордж Барчетт был приглашен в королевскую семью — обследовать те орнаменты, которые имелись на теле принца Георга. «Мне выпала высокая честь, — с деланной скромностью пишет он в воспоминаниях, — внести в них некоторые усовершенствования, которые решил произвести король по настоянию королевы Марии».

Этнические татуировки на старых открытках

Современные татуировки, ныне так популярные в обществе, берут начало в глубинах человеческой истории. В те стародавние времена, когда в поисках мест, пригодных для обитания и пропитания племена собирателей и охотников бродили по миру. Человек учился жить в группе, получал необходимые навыки для выживания в дикой природе. Выделяя себя среди других групп, рисовал, а впоследствии и накалывал на своём теле знаки племени.

С развитием и усложнением человеческих отношений, возникают этнические общности. Это группы людей, которых связывает единство языка, культуры и истории. К ним относят племена, народности и нации. На основе обнаруженных в разных уголках мира свидетельств, напрашивается вывод, что культура нанесения устойчивых изображений на тело, развивалась среди народов земли самостоятельно и независимо друг от друга.

Татуирование, татуировать (на таитянском, «Tatau» значит «сцарапывать кожу») — универсальный обычай выводить на теле знаки (линии, узоры, изображения деревьев, цветов, животных и всякого рода фигуры) посредством введения в кожу механическим путем (накалыванием, надрезанием) красящих веществ. Специфичность татуировки в сравнении с окрашиванием заключается в том, что краски вводятся под кожу, вследствие чего становятся нестираемыми навсегда. Найденные в Ориньякской пещере (Франция), заострённые инструменты из рога и кости, наводят на мысль, что искусство татуировки было так же знакомо древнему человеку, как и окрашивание (раскрашенные черепа в древних курганах).

Наивысшего развития в техническом отношении татуировка достигла у племён, которые по климатическим условиям обходились без одежды. В этом случае тело представлялось, как поле для обширного применения этой практики. Такое развитие татуировки мы находим у полинезийцев, на Зондских и островах Тихого океана и на Японском архипелаге.

«Та-мо́ко» татуировки Ма́ори.

Маори —коренные жители Новой Зеландии. Выходцы с тихоокеанских островов Полинезии. Первые поселенцы, заселившие необитаемые земли, по оценкам историков прибыли в страну с IX по XV века. За 300 лет до появления европейских мореплавателей.

«Та-мо́ко» — это украшение тела и лица маори. Процедура нанесения — процесс, который требует терпения. Техника исполнения «моко» отличается от общераспространенной практики татуировки. Изображение наносится не посредством накалывания множества точек или проделывания стежков, а с использованием резцов для процарапывания и соскабливания. Кожа с «моко» имеет шероховатые выпуклости. Она уже не гладкая, и мягкая. Методы и образцы нанесения татуировки схожи в различных частях Полинезии.

До прибытия европейцев в Новую Зеландию, высокопоставленные Маори носили «моко». Без него человек не ценился, а занимал низшую социальную ступень. Получение «мoкo» сопровождалось ритуалами и обозначало период жизни, связанный с переходом из детства к взрослению.

Само «мoкo» содержит код, который свидетельствует о происхождении и статусе носителя. Мужчины выполняли татуировку на лице, бедрах и ягодицах, иногда на спине и икрах. Женщины носили «моко» на губах и подбородке, иногда на лбу, спине и бедрах.

Татуировки в Японии.

У татуировок в Японии давняя традиция, здесь они называются Ирэдзуми. Раннее упоминание об этом, встречается в китайском сочинении по истории «Предание о людях «ва» из истории государства Вэй» (Вэйчжи вожэнь-чжуань), в котором описывается Япония в 3-м столетии.

В начале эпохи Эдо (1603 — 1868 г.г.) татуировки популярны среди проституток и ремесленников. С 1720 года татуировка применяется, как клеймо для обозначения уголовных преступников, после чего «приличные» японцы не наносят себе татуировку. Меченный, как преступник, человек уже не мог вернутся в общество, что привело к образованию собственной прослойки: Якудза. Из-за реформ Мэйдзи с 1870 года эта практика в стране упразднялась, татуировки запрещаются, вплоть до 1948 года.

Примеры расписанного татуировками тела известны в Старом Свете с середины 16 века. В портовых городах Голландии отмечены случаи показа татуированных туземцев, насильно захваченных с целью наживы. В Англии первый татуированный туземец появился ещё в конце 17 века. Им стал островитянин «принц Гиоло» привезённый на удивление горожанам, пиратом-авантюристом Уильямом Дампиром в 1691 году.

Уже во второй половине 18 века вместе с кораблями капитана Джеймса Кука, в Лондон пребывает «великий Омаи». Молва о людях с татуированными телами вызывала шок и подогревала любопытство. Не удивительно, что примеры этнических татуировок стали объектом для интереса и потому представлены на старых почтовых открытках начала 20 века, как яркие образцы по экзотическому оформлению человеческого тела.

А. Горский — по материалам из Сети и немецкого Архива почтовых открыток.

Итоги ушедшего, 2014 года в панк-роке.

Иркутский панк-активист Ziggor, в конце 2014 г. провёл интернет опрос о знаковых событиях в жизни мирового панк-сообщества. Среди опрошенных земляков был замечен и наш администратор Горыныч. Читаем, что же заинтересовало «панк-краеведа в почтенном возрасте»…)))

  1. Самое яркое событие на мировой панк-сцене в 2014 году: Сказать по правде, последнее время я целенаправленно не слежу за событиями на мировой панк-сцене. Это жанр не стал мне не интересен, просто появилось больше других направлений и задач в моей жизни, которые требуют времени и внимания. Иногда я получаю какие-то новости от своих товарищей, более молодых любителей панк-рока, что-то узнаю сам, например, со страницы «Interesting Punk» на платформе ВК. Из того, что мне запомнилось, отмечу следующее:
    1. 13 февраля в Лиссабоне Уотти Бьюкэн «словил» приступ сердца, во время гастролей The Exploited в Португалии. Что ж, это ещё раз подтверждает, что все мы люди и не стоит забывать о своём теле, которое на определённом этапе жизни любители «трёх-аккордного рок-н-ролла» неистово нагружают и изнашивают. Один из «долгоиграющих» панков мира, тоже сделан из костей и мяса, а когда тебе под 60 и ты лихо даёшь панк-рок со сцены, такой вариант совсем не удивителен. Уолтер фигура не однозначная, но как не крути, он являет собой «мятежный дух панка» и с неистовым упрямством несёт его по сей день. Будь здоров, «Уотти»!
    2. В конце 90-ых увидел Rancid на каком-то видео сборнике, понравилось. Слушал их первые альбомы, потом забросил. В этом году Руслан Бурят поведал, что «стариканы» выпускают новую пластинку «…Honor Is All We Know». Посмотрел видеоанонс, послушал альбом, остался доволен физической формой мужчин, плотностью звука и стильной видео-подачей.
  2. Самое интересное событие, связанное с панк-роком на пост-советском пространстве за 2014 год: На просторах бывшего СССР, часть из которых уже стала государствами Евросоюза, я не могу отметить что-то, поразившее меня. Опять-таки, не интересовался происходящим, а мои товарищи и знакомые с этих территорий новостями не баловали.
  3. Самое запомнившееся событие на локальном уровне, связанное с панк-роком в 2014 году: В первую очередь — это выход в ноябре на экраны российских кинотеатров двух фильмов о сибирском панк-роке: «Здорово и Вечно» (Н. Чумаковой) про ранний период творчества Е. Летова и «Гр.Об» и «Следы на снегу» (В. Козлова) про сибирскую панк-волну. Премьера последнего фильма намечена в Иркутске в феврале 2015 г., на экране Дома Кино. Считаю, что Е.Летов и Ко сумели создать интересный культурный феномен, впоследствии названный «сибирским панком». Сама эстетика и звучание вызывают у современных представителей панк — сцены, подчас, неприятие, а зря (хотя о вкусах не спорят). Ведь подход, запись, а главное — подача явили собой не только чистейший «самодел», но и оригинальную сущность неповторимого творческого явления, повлиявшего на сибирскую рок-сцену (как, например, в Англии — «контингент Бромли»). С молодой восточносибирской панк-сценой я знаком больше заочно. На современных гигах я практически не бываю, иногда слушаю новые группы в сети, но это не всегда даёт верное представление об исполнителях. На мой взгляд, панк — группу мало услышать, её надо обязательно увидеть живьём, чтобы понять, насколько слово и дело сходятся в одно целое. Из того, что зацепил глазом и ухом музыка групп База на Базе и Pretty Horse. Парни убедительно работают в рамках жанра, и кто знает, быть может со временем, набравшись опыта на локальной рок-сцене, их «зашкалит» и они сделают, что-то выходящее за рамки привычных музыкальных форм, не менее яркое и напитанное энергией панка?!

Вот такие дела…»трясу скелетоном», радуюсь жизни, а также тому, что в Мире продолжает быть и развиваться, такой гремучий,
противоречивый стиль музыки и образа жизни, как ПАНК. Всех с наступающим новым годом! Здоровья, мудрости и счастья! Да пребудет с вами сила ума!

Полный вариант опроса читайте на rock.irk.ru

Новогодняя акция – Фото с ПЕРЦЕМ!

С 15 декабря до 15 января.
Предлагаем всем любителям татуировок и острых ощущений, проявить себя в новогодней акции «Фото с перцем»!

Для участия необходимо:
1. В течении указанного срока разместить информацию о событии на своей странице ВК.
2. Добавить фотографию в альбом «Фото с Перцем».
Это должно быть изображение с вашим участием на тему «перец». Каждый снимок автоматически нумеруется.

1 место – сертификат — 5000 руб. + майка.
2 место – сертификат — 3000 руб. + майка.
3 место – сертификат — 1500 руб. + майка

15 января, методом генератора случайных чисел, будут определены победители.

За самое оригинальное фото — новогодний приз от Деда Мороза и салона «Tattoo Перец» — ТАТУИРОВКА в размер вашей ладони!

Время: искусство татуировки сегодня

Мода на татуировки стойко держится в Великобритании ещё с конца двадцатого века. И хотя время от времени меняются мотивы, сюжеты и места расположения на теле, тату давно стали частью городской культуры. Недавно в Лондоне, известные татуировщики мира исследовали, остаётся ли «нательная живопись» искусством, по своему содержанию, пусть и вытесненная когда-то за его пределы.

С 3 июля по 5 октября, в галереях Сомерсет-хаус завершилась удивительная выставка «Время: искусство татуировки сегодня» (Time: Tattoo Art Today). Кураторы выставки, тату-артист Клаудия де Сабе (Claudia De Sabe) и издатель Мики Виалетто (Miki Vialetto) утверждают, что в наши дни эта древняя традиция шагнула далеко за рамки заготовленных эскизов, украшающих стены тату-ателье в разных частях мира. Многие тату-мастера имеют профессиональное художественное образование и заняты не воспроизведением изображений, а созданием творческих работ в оригинальном стиле. Так что вместо того, чтобы привычно исследовать в экспозиции исторические, социологические или антропологические аспекты татуировки, организаторы пригласили к участию 70 лучших тату-художников мира.

Каждый из них специально для выставки создал новую работу на тему «Время». Время и всё, что с ним связано (жизнь и смерть) всегда являлись классическим, общим мотивом в тату искусстве, и выражались в огромном разнообразии иконографических комбинаций.

Творить можно было в любой технике – кроме рисунков на их обычной поверхности, человеческой коже. Получившаяся коллекция состоит из разнообразных образцов прикладного искусства, от живописи, акварели и традиционной японской росписи по шелку, до аэрографии и художественных экспериментов на настоящих черепах и бронзовой скульптуре.

В итоге в экспозиции оказались произведения авторов, составляющих весь цвет жанра: Дона Эда Харди (Don Ed Hardy) — живописца по образованию, пионера тату по призванию; известного мастера древней японской традиции Хорийоши III (Horiyoshi III); Мистера Картуна (Mr. Cartoon) — художника из Лос-Анджелеса, чьи экспрессивные работы украшают кожу «звёздных клиентов», таких как Prodigy, Eminem, Travis Barker и т.д; швейцарца Филиппа Лью (Filip Leu), разработавшего «западный японский» стиль тату; Алекса Бинни (Alex Binnie), двадцать лет назад первым представившего в Европе свои интерпретации племенной татуировки, и многих других.

Статья подготовлена по материалам сайтов:

Еженедельная русская газета в Лондоне «Пульс Англии», журнал о татуировке «Tattoo Life», журнал «Комнаты».

Бери и носи!

Друзья! Хорошее начало недели, холода ещё не одолели! Светит солнце, продолжается жизнь…можно ещё по-летнему пройтись! У нас в салоне есть фирменное предложение, футболка с редким и качественным изображением. Найти нас просто, там где ходит по ул. Тимирязева трамвай, к нам, когда идёшь по улице — за-во-ра-чи-вай! Напротив пожарной каланчи — вход во двор, идите прямо…и совсем не нужно лезть на забор…по винтовой лестнице на второй этаж, здесь осуществится замысел Ваш!