Монохонов Евгений

Irkipedija.ru — Всё о Приангарье (Энциклопедия-хрестоматия) 2013 г.

Евгений Монохонов (6 августа 1972, г. Улан-Удэ 13 сентября 2010, г. Иркутск) художник, дизайнер, мастер художественной татуировки, основатель салона «Tattoo-Перец», первого в Иркутске в своем роде. Участник городских, областных, региональных и зарубежных выставок. Лауреат губернаторской премии 2010 года. Картины Евгения находятся в галереях России и Франции, в частных коллекциях России, Швеции, Франции, Германии, США, Кампучии, Лаоса, Японии.

Биография Е. Монохонова

После окончания восьмилетки поступил в Иркутское училище искусств по специальности художник-оформитель. В группе Женя был одним из самых молодых по возрасту, но юность не стала для него помехой. В конце 80-ых годов двадцатого века зарождалось новое поколение иркутских художников, и Евгений стал одним из его неформальных лидеров. Студенты образовали своеобразное творческое братство, обитающее в старинном купеческом здании с дореволюционным названием «Коммерческое подворье». Там располагалась мастерская художественного училища, более известная среди творческой молодёжи как «курятник». В неформальной обстановке молодые авторы искали свой путь, свой уникальный почерк. И результаты были весьма впечатляющими.

Вот как описывает становление молодого художника известный искусствовед Татьяна Григорьевна Драница:

«Реализовывать собственные творческие задумки Евгений Монохонов начинает, как правило, с «колдовства» над поверхностью бумаги, вдавливая в нее через печатный станок разнообразный «мусор»: рисовые зерна, обрывки веревки и прочие, находящиеся под рукой мелочи. В результате подобных манипуляций на бумаге возникает эффект грубого, крупнозернистого «холста» (ощущение … усиливает лист, натянутый на планшет), на котором возникают живописные выразительные композиции. Молодой автор утверждает, что не любит масляную краску, хотя и производит живописные опыты. И тем не менее, Евгений Монохонов – живописец. Матовая «темперность» его графических листов достигается смешиванием различных техник и материалов: соуса, гуаши, акварели, смягчающих графичность линий силуэтов. К чему приведет этот симбиоз графичности и живописности, вряд ли знает сам художник. Пока же естественный в его возрасте недостаток творческого опыта восполняется интуицией, догадкой, предчувствием».

Завершение учёбы для Евгения совпало с началом семейной жизни: женился на Елене, художнице и тоже выпускнице ИХУ. В 1992 году родился первый из троих детей.

С ранней юности Евгений много трудился: иллюстрировал детский журнал «Сибирячок», рисовал афиши для Иркутской филармонии, создавал снежные фигуры, разрабатывал фирменный стиль для иркутских компаний и даже работал дворником.

До конца своих дней он целиком посвящал себя художественному творчеству, непрерывно развиваясь и совершенствуясь. Коллеги по профессии отмечали «лёгкую кисть», смелость и живость его работ. В станковой живописи художник достигал точного портретного сходства, тонкой психологической верности в отражении внутреннего мира человека. Непосредственность в рисовании, свободное отношение к форме и владение материалом сочетались в работах Евгения с тщательной проработкой деталей и созданием ярких, самобытных образов. Сами картины показывают, что их создатель наслаждается творческим процессом, не просто наносит краски, а выражает свой поэтический порыв, композиторское вдохновение…

Первый мастер художественной татуировки

Обучаясь в училище искусств, Евгений постоянно находился в творческом поиске и много экспериментировал. Преподаватели заметили одарённость ученика и постарались в полной мере её развить, тем более что Евгений был не только способным, но и амбициозным и целеустремлённым художником. Учёба пришлась на годы перестройки, когда открылся «железный занавес», а вместе с этим стали доступны для изучения целые пласты мировой художественной культуры, включая искусство нанесения несмываемых изображений на кожу.

В СССР татуировки прочно ассоциировались с уголовным миром, однако за рубежом художественная татуировка — одна из разновидностей авангардного искусства. Молодой художник, ищущий новые пути для творческого самовыражения, не смог обойти стороной этот пока ещё непризнанный в России вид творчества. И, чтобы «почувствовать вкус» новаторства, начал самостоятельно делать «наколки» товарищам из иркутского рок-андеграунда и студенческой среды. Правда, пока о профессиональных машинках для «нательной живописи» в Иркутске никто и не помышлял. Процедура проводилась иглами и самодельными устройствами, собранными из механических бритв.

Постепенно Евгений пришёл к мысли, что в Иркутске пора открывать первый легальный салон татуировки. В «лихие девяностые» мало кто верил, что татуировками можно зарабатывать на жизнь. Знакомые отговаривали Евгения, однако он верил в успех. И всё получилось.

В октябре 1997 салон «Tattoo-Перец» открылся в самом центре Иркутска. Андрей Манченко, первый клиент Монохонова, занялся администрированием. Помещение Евгений и Андрей оформляли вдвоем. Из «удобств» тогда было лишь два пластиковых стула, стол, старый телефон и… радио. Вот так небольшие апартаменты в дворовой пристройке дома начала XX в. стали постоянным пристанищем татуировщиков.

За 15 лет здесь многое изменилось: удобная мебель, интересное оформление, современное оборудование.  Неизменными остаются особая атмосфера и «рукастые» мастера, способные добрым словом и весёлым нравом свести на нет болезненные ощущения во время процедур. За эти годы на Тимирязева, 34 побывало огромное количество людей. Место стало поистине культовым в Иркутске.

Со дня основания тату-салон имеет свои негласные правила поведения. Это своеобразный мужской клуб для старых и новых друзей, неповторимая атмосфера которого и неподдельный интерес к каждому пришедшему достались в наследство от основателя «Перца» — Евгения Монохонова.

Осенью 1998 состоялась встреча, которая вдохновила Евгения на дальнейшее творчество. В Иркутске гастролировал цирк известных дрессировщиков Багдасаровых. Артуру, перенимавшему в то время опыт своего отца, рассказали о единственном тату-салоне в Иркутске, и он пришел в «Tattoo-Перец». Просмотрев небольшое количество Жениных работ, артист доверился мастерству и рискнул татуироваться. По фотографии художник изобразил Артуру Багдасарову его тигрицу, разрывающую плоть. Удивительное совпадение, но спустя время тигр разорвал это плечо дрессировщику уже в действительности. А фотография с почетным клиентом красуется на стене салона до сих пор.

Смерть художника

Жизнь художника оборвалась очень рано, на середине человеческого срока. Попав с сильными болями в груди на приём к кардиологу, Евгений услышал страшный диагноз. Женя был здоровым человеком, на сердце никогда не жаловался — вплоть до 2008 года. Но и тогда он не придал болям большого значения, как и многие мужчины. В 2009 болезнь дала знать о себе уже серьёзно. Ну а после Нового года стало совсем плохо — Женя уже не мог работать, большую часть времени проводил в больнице. Если говорить простым языком, то сердце у Евгения стало гораздо больше нормы и это негативно сказывалось на его функциях. В мае 2010  в Москве Евгений прошёл обследование. Вердикт врачей — необходима трансплантация сердца. Деньги на операцию выделило государство. Иркутское отделение Союза художников России, друзья и знакомые Евгения тоже не остались в стороне — помогали по мере сил и возможностей.

13 сентября 2010 года Евгения Монохонова не стало. У него остались трое детей. «…На похоронах были и растатуированные Женькой байкеры, и блатной мiр родного города, и его старые друзья — сокурсники из училища искусств, братья-художники, «неформалы» конца 80-х…»

Сейчас дело Евгения в «Tattoo-Перце» продолжает его брат Александр Монохонов.

Картины и татуировки Евгения Монохонова продолжают радовать и вдохновлять благодарных зрителей и своих обладателей.

Основные выставки

  • 1990 – участие в выставке молодых художников в Париже.
  • 1998 – персональная выставка в Художественном музее Иркутска.
  • 1999 – фестиваль современного искусства «Культурные герои 21 века», Иркутск, (ноябрь).
  • 2005 – «Контрапункт» групповая выставка, Иркутск, (февраль).
  • 2008 – диплом 10-й региональной выставки «Сибирь» в Новосибирске.
  • 2010 – губернаторская премия в области культуры и искусства за иллюстрации к книге стихов для детей «Свиристели».
  • 2011 – посмертная памятная выставка в Иркутском отделении Союза писателей России, Иркутск, (сентябрь).

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *